Суббота
19.08.2017
10:32
Приветствую Вас Гость
RSS
 
Наш дом на Небесах
Главная Регистрация Вход
Духовная литература »
Меню сайта

Категории каталога
Свидетельства [50]
Книги [30]
Статьи [33]
Проповеди [34]
Видения [19]
Пророчества [28]
Сны [1]

Наш опрос
Готовы ли вы к восхищению Церкви Христовой?
Всего ответов: 83

Главная » Статьи » Проповеди

ПЛОТСКОЙ И ДУХОВНЫЙ ХРИСТИАНИН. Людмила Плетт
Дорогой друг! Жизнь на земле так коротка, а вечность настолько непостижимо длинна, что стоит, доверившись Небесному Отцу, ходить с Ним во свете уже здесь, на земле, чтобы потом последовать туда, где тьмы никогда уже не будет, точно так, как сказано: «Не зайдёт уже солнце твоё, и луна твоя не скроется; ибо Господь будет для тебя вечным светом, и окончатся дни сетования твоего» (Ис. 60:20).

Людмила Плетт

Вступительная молитва

Дорогой Небесный Отец! Ты, как никто другой, знаешь, как трудно нам порой бывает в смирении войти в Твой свет и ходить в нём. Ведь он изобличает и обнаруживает то, чего мы сами часто стыдимся. Прости, что своими мыслями, делами, словами и поступками мы снова и снова причиняем Тебе боль! Однако, куда нам идти?! Ты один имеешь глаголы вечной жизни, и только у Твоих ног мы можем оставить свои бремена, получив прощение и милость. Помоги не стыдиться сознавать и открывать свои грехи, но стыдиться снова и снова повторять их. Укажи путь, по которому нам следует идти, чтобы не напрасно прожить свою жизнь на земле и встретиться однажды с Тобою в вечности.

Аминь.

«...Если же ходим во свете, подобно как Он во свете,

то имеем общение друг с другом, и Кровь Иисуса

Христа, Сына Его, очищает нас от всякого греха».

(1-е Ин. 1:7)

Глава 1.

Плотской и духовный христианин

Дорогой друг! Мы живём в шокирующее своим отступлением от Бога последнее время, когда как в личных отношениях людей друг ко другу, так и в общественной жизни всё перевёрнуто с ног на голову. Чёрное считается белым, а белое – чёрным, страсть и похоть называются любовью, а верность, целомудренность и чистота – пережитком прошлого, наглость и изворотливость – умением жить, а скромность и благородство – неспособностью за себя постоять, ложь и обман – жизненной необходимостью, а честность и справедливость – отжившими свой век человеческими качествами.

К сожалению, нечто подобное наблюдается и в среде народа Божьего. То, что было нормальным для христиан времён первоапостольской церкви, воспринимается теперь как проявление религиозного фанатизма и духовной крайности. Слушая или читая о том, что первые ученики Христа оставляли ради Него семьи, дома, высокое положение, признание, почести, славу, плотские наслаждения, были готовы находиться в темницах, быть истязаемыми, сжигаемыми на кострах, распинаемыми и пожираемыми голодными хищными зверями, современные верующие воспринимают это как что-то нормальное и само собой разумеющееся. Но попробуй-ка сегодня предложить то же самое кому-нибудь из них, как тут же услышишь в ответ: «Ты что?! Разве я – ненормальный!..».

Так что теперь в наших понятиях нормальным христианином является не тот, кто всецело отдаёт себя на служение Господу, будучи готовым ради Него на всё, а тот, кто просто регулярно посещает богослужения, молится, поёт в хоре, проповедует или несёт в церкви ещё какое-нибудь другое служение, принимает участие в семинарах, конференциях, евангелизациях и таким образом находится на хорошем счету. Что же касается того, как выглядит его внутренняя духовная жизнь и личные отношения с Господом и ближними, то это уже особенно никого не интересует. И неважно, что в мыслях ты – блудник и прелюбодей, что не проходит и дня, чтобы ты не раздражался, не обижался, не возмущался, не злился, не унижал того, кто рядом с тобой, не превозносился, не гордился, не критиковал, не осуждал, не злословил, не лицемерил и не делал прочие вещи, которые Бог ненавидит. «Ах! – говорим мы. – Что тут особенного?! Ведь все мы – люди, поэтому много согрешаем. Христос же для того и пришёл на землю, чтобы нас, таких, какие мы есть, помиловать. Иначе для чего Ему было и приходить?..»

Рассуждая подобным образом, такие «нормальные» христиане стараются ещё и «вразумлять» других. «Ну что ты мечешься? – убеждают они того, кто в стремлении к святой жизни и в исканиях личного контакта с Богом страдает и мучается. – Да живи ты, как все! Другие же тоже следуют за Господом и в своём понимании веры довольны и счастливы. Их христианство не мешает им жить интересной и полноценной жизнью, практически ни в чём себе не отказывая. А тебе всё не так, всё чего-то не хватает! Ты что, лучше и умнее их?!.. Не будь же фанатиком! Смотри на вещи проще и принимай жизнь такой, какая она есть. Стань, наконец, нормальным!..»

Знакомы вам такие речи, друзья? Сегодня они звучат в устах верующих людей всё чаще и чаще, подтверждая слова Иисуса: «И, по причине умножения без­­закония, во многих охладеет любовь» (Мф. 24:12). А где нет первой любви к Господу, там нет и желания поступиться чем-то ради Него, как нет и стремления к чему-то, что в глазах других является экстремистским, а значит, и ненормальным. Подобный облегчённый и упрощённый подход к служению Господу и следованию за Ним говорит о плотском христианстве. Правда характеристика «плотские христиане» в нашей обиходной жизни звучит почти оскорбительно, поэтому её нередко заменяют на более мягкие и вежливые выражения – «номинальные христиане» или просто «ходоки в церковь».

Несмотря на то, что в нашем современном цивилизованном обществе продукты, деньги, текстильные волокна, ценные вещи, драгоценные камни и многое другое люди давно уже научились подделывать, истинного духовного христианина имитировать едва ли кто-то сможет. А если это иногда кому-то и удаётся, то обычно лишь на сравнительно короткое время, потому что Господь, Который не терпит лицемерия и притворства, рано или поздно срывает все благочестивые маски.

В Послании к Римлянам 8:1-4 сказано: «Итак нет ныне никакого осуждения тем, которые во Христе Иисусе живут не по плоти, но по духу. Потому что закон духа жизни во Христе Иисусе освободил меня от закона греха и смерти. Как закон, ослабленный плотью, был бессилен, то Бог послал Сына Своего в подобии плоти греховной в жертву за грех и осудил грех во плоти, чтобы оправдание закона исполнилось в нас, живущих не по плоти, но по духу. Ибо живущие по плоти о плотском помышляют, а живущие по духу – о духовном. Помышления плотские суть смерть, а помышления духовные – жизнь и мир, потому что плотские помышления суть вражда против Бога; ибо закону Божию не покоряются, да и не могут. Посему живущие по плоти Богу угодить не могут» (Рим. 8:5-8).

Последние слова данного отрывка «живущие по плоти Богу угодить не могут» слишком важны, чтобы к ним не отнестись со всей серьёзностью. Они открывают не только ценность и значимость, но и целесообразность проводимого нами христианства. Ведь если своей жизнью и хождением пред Господом мы не можем Ему угодить, тогда имеет ли вообще какой-ни­будь смысл наша вера и наше христианство?!..

Итак, что это значит - быть плотским христианином и чем он отличается от духовного? Почему плотским служением невозможно угодить Господу? Насколько велико различие между верующим человеком, живущим по плоти, и его собратом, живущим по духу? Что определяет духовность христианина, или, говоря иначе, что делает его подлинно духовным? Длительность ли пребывания на пути веры или пережитый им однажды момент особой близости с Господом, или какой-то полученный им дар Святого Духа, или произошедшие в нём самом перемены, которые явно видны как в его жизни, так и в отношении к Богу и окружающим людям? Если вернее всего последнее, то происходит ли такая перемена внезапно или это преображение представляет собой какой-то определённый процесс? Чтобы найти ответы на все эти вопросы, лучше всего снова обратиться к Священному Писанию, чтобы узнать, что оно говорит по этому поводу.

В своём Послании к христианам в Коринфе апостол Павел пишет так: «И я не мог говорить с вами братия, как с духовными, но как с плотскими, как с младенцами во Христе. Я питал вас молоком, а не твёрдою пищею, ибо вы были не в силах, да и теперь не в силах, потому что вы ещё плотские» (1Кор. 3:1-3).

Первое, что здесь бросается в глаза, что он называет их не духовными (какими они сами себя считали), а плотскими, хотя в первых строках своего обращения характеризует их вроде бы только похвальными словами, говоря: «...в Нём (т. е. в Боге) вы обогатились всем, всяким словом и всяким познанием, – ибо свидетельство Христово утвердилось в вас, – так что вы не имеете недостатка ни в каком даровании, ожидая явления Господа нашего Иисуса Христа» (1Кор. 1:5-7).

Выглядит довольно странно, не правда ли? Верующие люди, наученные истине, благословлённые да­­рами Духа Святого, имеющие познание Бога и ожидающие Его явления, и, тем не менее, – плотские! Получается, что ни углубление в Священное Писание, ни познание истин Божьих, ни само по себе обращение к Господу, ни дары Духа Святого, ни ожидание явления Иисуса Христа не делают ещё человека духовным. Следовательно, можно регулярно посещать богослужения, активно участвовать в жизни своей общины, исполнять в ней то или иное служение, быть на хорошем счету у руководства и выглядеть примерным и богобоязненным в глазах членов церкви, но при всём этом оставаться плотским христианином.

Второе, что вызывает недоумение, это то, что апос­тол Павел вынужден говорить с коринфянами не как с утверждёнными в вере христианами, а как с младенцами во Христе, питая их молоком, а не твёрдой духовной пищей. Напрашивается вывод, что ни длительность нашего пребывания в вере, ни пережитые нами благословения, ни полученные от Господа дары не определяют наш духовный возраст. Можно многие годы быть христианином и даже духовно многим обогатиться, однако в очах Божьих оставаться младенцем. Мало того, многолетнее пребывание на той ступени, на которую ты встал при обращении к Богу, без духовного роста и способности принимать те наставления, которые представляют собой твёрдую пищу (то есть, то, что выходит за рамки твоих первоначальных познаний Бога), также является признаком плотского христианства.

Пользуясь этими критериями, можно себе только представить, сколько духовных младенцев находится в наших христианских общинах. Причиной этого является либо личное нежелание человека прилагать усилия для своего духовного возрастания (что связано чаще всего с удовлетворённостью своим поверхностным христианством), либо то, что, увы, чаще бывает, из-за близорукости и нерадения тех пастырей, которым поручено пасти Божье стадо. Такие наставники постоянно питают своих членов только духовным молоком, проповедуя им о любви, милости и благодати Божией, но не побуждая к исканию личного общения с Господом с приобретением в этом необходимого духовного опыта. К сожалению, среди них бывают и такие, которые, подобно своим подопечным, не имеют ни малейшего понятия о жизни в духе, поэтому в течение десятилетий не только сами не продвигаются вперёд, но и всячески препятствуют тем, кто к этому стремится. Под страхом уклониться от «истины» и впасть в заблуждение они цепко держатся за свои доктрины и постулаты, панически боясь всего, что побуждает к более глубокому исканию Бога и переосмысливанию собственных понятий, приоритетов и духовных ценностей.

Назвав христиан из Коринфа плотскими, апостол Павел тут же поясняет, почему он видит их такими: «Ибо если между вами зависть, споры и разногласия, то не плотские ли вы, и не по человеческому ли обычаю поступаете?» (1Кор. 3:3). Вот так! То, что для нас, христиан, стало в церквах уже чуть ли не нормой, на самом деле является типичным проявлением плотской природы практикуемого нами христианства! А кто будет отрицать, что сейчас крайне редко встретишь общину, в которой бы не было места ревности, зависти, спорам, ссорам, разногласиям и разделениям? Только разве кто-нибудь решится назвать их плотскими, не вызвав в ответ на это бурю обид и возмущений?

Не останавливаясь подробно на этих характеристиках, апостол Павел далее продолжает: «Ибо когда один говорит: «я Павлов», а другой: «я Аполлосов», то не плотские ли вы?» (1Кор. 3:4).

Как вам кажется, не звучит ли это в унисон с тем, что мы сегодня повсюду слышим? «Я – баптист! А я - пятидесятник! Я соблюдаю субботу! А я следую учению Лютера! Мы придерживаемся того, о чём проповедовал Мен! А у нас проявляют себя все харизмы (дары) Духа Святого, поэтому мы называемся харизматами! У нас церковь полного Евангелия! Ну а нам открыто то, что для многих является тайной!..» и так далее и тому подобное. Бедные мы бедные!.. Ведь сами того не подозревая, мы превозносимся и афишируем себя, что, согласно Слову Божьему, является признаком плотского христианства. Зависть и споры должны бы характеризовать людей этого мира, но никак не тех, кто водим Святым Духом. Создание группировок вокруг человеческих авторитетов, то есть вокруг тех или иных служителей, не только не подтверждает нашу принадлежность к духовному христианству, но и исключает его. Ведь если принимать во внимание истинную природу Благой Вести, тогда просто глупо возвеличивать людей.

Религиозные лидеры должны быть сотрудниками, трудящимися на общей ниве Божией, а не главами соперничающих между собой школ. Разве можно представить себе такой дом, который бы разделился на партии из-за трудящихся в нём слуг? Точно так должно выглядеть и со служителями в общине, которые являются не господами, а именно слугами. Причём каждый слуга не только ограничен в своих действиях, но и полностью зависим от своего Хозяина, Которым в доме Божьем может быть только Господь. А так как рождение и спасение новых душ зависит лишь от Него, зависти, ревности и соперничеству в церкви не должно быть места. Только так ли это бывает у нас, хотя мы и считаем себя духовными христианами?..

Но и это ещё не всё. Опровергая высказываемую в собственный адрес критику его служения, апостол Павел добавляет ко всему перечисленному ещё нечто: «Ибо мы, ходя во плоти, не по плоти воинствуем. Оружия воинствования нашего не плотские, но сильные Богом на разрушение твердынь: ими ниспровергаем замыслы и всякое превозношение, восстающее против познания Божия, и пленяем всякое помышление в послушание Христу, и готовы наказать всякое непослушание, когда ваше послушание исполнится» (2Кор. 10:3-6).

Когда читаешь эти строки, то невольно задаёшься вопросом: «А так ли обстоит дело в наших церквах сегодня? Какими бывают наши орудия воинствования, когда между нами в общине что-то не ладится? Используем ли мы тогда плотские методы в виде давления, унижения, злословия и вытеснения тех, кто нам неугоден, или, прибегая к помощи и справедливому суду Божьему, ожидаем, когда Он Сам скажет Своё последнее слово?..

Но оставим, пожалуй, эти сравнения и перейдём непосредственно к вопросу, касающемуся характеристики плотского и духовного христианина, после чего рассмотрим несколько случаев из жизни, чтобы то, о чём говорил когда-то апостол Павел, проиллюстрировать на конкретных примерах.

Ввиду того, что все мы очень разные и души наши также отличаются друг от друга, плотская природа в нас проявляется обычно тоже по-разному. Поэтому, характеризуя плотского и духовного верующего, можно назвать лишь в общих чертах наиболее часто встречающиеся у них признаки. Для удобства и более чёткого разграничения начнём с плотского христианина.

Такой человек обычно эмоционален, лабилен и сильно подвержен внешним обстоятельствам. Если у него в жизни всё идёт хорошо, он радостен и духовно чувствует себя на высоте, однако когда его постигают скорби и трудности, испытания и искушения, эта радость быстро улетучивается, сменяясь угнетённостью, отчаянием и разочарованием.

Он склонен к исканию ярких чувственных переживаний и особенных встреч с Господом в форме необычных ощущений, снов, видений или знамений, во время которых испытывает состояние крайнего блаженства. Ему кажется, что в такие моменты Бог настолько близко, что к Нему можно прикоснуться руками. Не понимая путей и методов Господа, он воображает, что его духовное состояние выше, когда он таким вот образом ощущает Бога, и ниже, если этого ощущения нет. Пережитое становится ему настолько важно и ценно, что, если это состояние больше не повторяется, он словно теряет Господа. Поступая так, он не думает о том, что подобным образом к нему может приблизиться сатана, излюбленной тактикой которого является посещение верующих людей в виде «ангела света», потому что именно таким образом ему легче всего удаётся завлечь души в пропасть обмана. Впоследствии такой человек очень любит рассказывать другим о пережитом им, увлекая и их на тот же путь чувств, эмоций и ощущений, которые являются, скорее, признаком плотской, душевной природы, чем под­линной духовности. В своём плотском христианстве он употребляет правильные, благочестивые слова, красноречиво говорит о Божьей истине, утром, вечером и перед едой совершает молитвы, каждое воскресенье посещает богослужения, однако в будничной повседневной жизни не являет того, о чём там слышит и что, в общем-то, уже хорошо знает.

Плотскую природу в нём обнаруживают его мысли, интересы, желания, стремления и увлечения. Ведь Библия не зря говорит: «Ибо живущие по плоти о плотском помышляют» (Рим. 8:5). О чём же? – В первую очередь, о материальном устройстве своей жизни, то есть, где заработать больше денег, как открыть бизнес, какую профессию приобрести, чтобы обеспечить себе безбедную жизнь, что предпринять, чтобы иметь хороший дом, благоустроенную квартиру, прекрасную машину, возможность интересно проводить свободное время, в общем, не выглядеть в глазах людей неудачником. Для него очень важную роль играет внешний вид, красивая одежда, вкусная еда, предметы, делающие его жизнь интересной и привлекательной, в погоне за которыми он забывает о разумных границах и превращается в раба собственных желаний и страстей. Обо всём этом Слово Божие говорит ясно и кратко: «Плотские помышления суть вражда против Бога; ибо закону Божию не покоряются, да и не могут» (Рим. 8:8). Враждебность Богу объясняется тем, что все они становится для человека его божками, которым он, не замечая того, начинает усердно служить и поклоняться, нарушая тем самым первую заповедь. И дело даже не в том, что всё перечисленное является обязательно грехом, а в том, что в удовлетворении своих человеческих потребностей христианин теряет контроль над своими желаниями, а также трезвость, умеренность, рассудительность и способность при необходимости говорить «довольно» и «нет» всему тому, чего требует от него его неуёмная и ненасытная плоть. При этом он обычно не замечает, что любое излишество рано или поздно начинает господствовать над ним и тем самым отчуждает и удаляет от Бога, приводя к бессилию и духовной опустошённости.

Довольно часто плотского христианина интересует политика и новости общественной жизни. Он проводит многие часы у приёмника, телевизора или компьютера, роясь в интернете, чтобы быть в курсе всех происходящих в мире событий. В результате на чтение Слова Божьего и на молитву у него не остаётся больше времени, и потому это становится для него просто формой, которую он исполняет только потому, что считает себя христианином или для того, чтобы успокоить свою совесть.

Не имея в себе истинных ценностей, он старается подчеркнуть свою принадлежность к духовному христианству либо внешним видом, либо особого рода христианской одеждой, либо тем, что не пропускает в церкви ни одного богослужения, либо своим многократно повторяемым свидетельством об обращении к Господу (причём, где надо и где не надо), либо демонстрирует окружающим такую суперсвятость, что людям становится от этого просто тошно.

Такому человеку обычно не свойственны открытые и грубые грехи, совершаемые людьми этого мира, однако очень типичны скрытые и на первый взгляд не­заметные, такие как: гордость, самоправедность, ли­цемерие, притворство, критика, осуждение и унижение других, злословие, злорадство, злопамятность, не­примиримость и ещё многое другое. Со всем этим он уже настолько сжился, что они ему кажутся чем-то не­избежным и чуть ли не нормой христианской жизни.

Подчинение инстинктам и страстям является ещё одним признаком плотского, душевного верующего, не оживотворённого Духом Святым. Его часто мучают сексуальные влечения плоти и похоть очей. Порой он старается с этим бороться, однако довольно быстро сдаётся, машет на всё рукой и удовлетворяет свои желания, оправдывая себя тем, что это не что иное, как физиологическая потребность организма, а значит что-то естественное, стараясь просто не думать о том, как смотрит на это Бог. А так как мир предлагает для такого удовлетворения много возможностей и стимулов, он неустанно ищет того, что его насыщает. Для этой цели в ход идут любовные романы, а также эротические журналы и фильмы, вплоть до самой что ни на есть шокирующей порнографии, которая в наше время стала особенно доступной. Вполне насладившись этой грязью, плотской христианин потом внутренне мучается и не раз даёт себе обещание больше этим не заниматься, однако, став рабом данного греха, уже не в силах ему долго противиться, поэтому вновь возвращается к тому, что совсем недавно оставил. Разумеется, это не говорит об отсутствии у него ума, воли и силы духа, однако такой человек действует без истинного света, без Бога в сердце и без глубокого освящения его Духом Святым.

Плотской верующий бывает часто многословен и очень разговорчив. Подстрекаемый своими возбуждён­ными эмоциями, он любит проводить время в длительных беседах. Как только у него открывается рот, он тут же теряет над собой контроль. Его поток слов напоминает собой водопад, а темы молниеносно сменяют друг друга. Хотя он прекрасно знает предостережение Священного Писания, говорящее о том, что «при многословии не миновать греха», тем не менее, просто не может себя остановить, результатом чего обычно становится критика, осуждение, возмущение, обиды, споры и ссоры, нарушающие мир и покой его души. Склонность к болтливости ведёт к любопытству и поиску весёлых компаний, в которых он может пообщаться и вдоволь наговориться, что со временем превращается в его любимое времяпровождение. Правда, среди плотских христиан могут встречаться и замкнутые, молчаливые люди, которые часами не проронят слова даже тогда, когда это очень нужно, гордясь при этом своим немногословием.

Для плотского христианина характерны бесконечные умствования. Он старается постигнуть Бога и истину своим разумом и потому очень любит рассуждать и спорить, цепляясь за собственные понятия и отстаивая свою точку зрения, считая её непогрешимой. При этом он, разумеется, не замечает, что, «отцеживая комара, проглатывает верблюда». Ему кажется, что познания ума равносильны духовному опыту и потому, не разбираясь, он читает всё подряд, чтобы потом похвалиться своей эрудицией или продемонстрировать любознательность, начитанность и широкий духовный кругозор. К сожалению, приобретенные знания служат ему чаще всего не для того, чтобы видеть самого себя, а для того, чтобы осуждать других. Такого человека волнует не то, что его собственная жизнь далека от тех идеалов, о которых он красноречиво рассуждает, а то, почему при всех его познаниях он всё ещё не может достигнуть высоты духовности.

Плотскому христианину свойственна надменность и гордость, потому что его высокомерное «Я», столь свойственное нашей плоти, является центром и исходным пунктом всей его жизни. В связи с этим он уделяет много времени и сил своему самоутверждению. Критикуя и осуждая своих ближних, он не замечает, что его возмущает в них именно то, что есть и в нём самом. В своём общении с другими людьми он проявляет часто требовательность, холодность и даже жестокость, бывает вспыльчив, раздражителен, обидчив, не терпит критики и несогласия, способен из-за любых мелочей возбуждаться, стремится во что бы то ни стало оправдаться, но самое главное – не умеет прощать. Порой, когда Господу всё же удаётся открыть ему глаза на его неверное духовное состояние и он начинает хоть как-то умаляться, его сердце тут же превозносится тем, что он стал смиреннее других. Когда он пытается обличать или исправлять кого-либо, то делает это с чувством собственного превосходства.

В своей общине и церкви плотской христианин может быть очень активным и деятельным, однако совершая что-то для Бога, делает это обычно без Бога, потому что берётся за что-то не потому, что на это призван, а потому что так сам решил. Такой человек хоть и жаждет трудиться, однако не способен проявлять спокойствие духа, терпение, постоянство и настойчивость. Служение у него часто зависит от его настроения, обстоятельств и чувств. Когда всё идёт хорошо, он чувствует себя на высоте положения и утопает в довольстве собой, когда же что-то не ладится, он нервничает, раздражается, возмущается, падает духом и просто всё бросает, оставляя начатое дело незаконченным. А всё потому, что трудится согласно собственному плану и представлению для своего самоутверждения, потому что только так получает удовлетворение. Кроме того, он легко попадает под чужое влияние и очень часто приобретает «окраску» того или тех, с кем имеет близкое общение.

Плотской христианин не способен смотреть вперёд глазами веры, уповая на Господа. В своей духовной жизни он нетерпелив, жаждет в себе быстрых перемен или немедленного успеха в том, что начал делать. Всё у него совершается импульсивно, поспешно и порывисто. Он настолько движим человеческой ревностью, жаром и пылом, что просто не может остановиться, чтобы дождаться, когда Бог укажет ему Свою волю и усмотренный Им путь, в связи с чем, увлекаясь, нередко впадает в заблуждение и всякого рода лжеучения, хотя и уверен в том, что уж его-то это никак не может постигнуть. Нередко свои мысли, планы и намерения он воспринимает как волю Божью, а потом удивляется, почему не имеет благословения в их осуществлении. Едва достигнув чего-то в духовной жизни, он уже мечтает быть великим служителем, которым бы Бог мог пользоваться в полной мере. А причина этого заключается в искании личной славы и всеобщего признания.

У плотского христианина нет особого стремления входить в процесс очищения и освящения, потому что он считает, что все прошлые грехи ему давно прощены, а на настоящие Бог смотрит через призму Своей милости и потому ни в коем случае не может лишить его спасения. Такие стихи Священного Писания, как Иез. 18:24, Деян. 5:1-10, Евр. 6:4-8, которые побуждают нас быть более осторожными в такой успокоенности и уверенности, он не принимает лично к себе или истолковывает их так, как это его больше устраивает.

Плотской христианин не способен трудиться для Господа, оставаясь в тени. Ему хочется, чтобы все непременно видели, что он что-то делает, и восторженно говорили: «Надо же, какой молодец!» Он редко удовлетворяется какой-нибудь незаметной ролью в служении, стремясь быть всегда впереди. Его страстное желание – заслужить одобрение, быть признанным и на виду. Для него служение Господу является делом первостепенной важности, а Сам Бог, дающий ему этот труд, бывает забыт, и потребность в личном, близком общении с Ним возникает лишь в случае острой необходимости.

Такой человек обычно не терпит соперничества и потому, достигнув какого-то положения в церкви, старается вытеснить каждого, кто способен ему помешать в дальнейшем продвижении. Приобретение духовного опыта, успеха в изучении Библии и служении делают его в своих глазах особенным и угодным Господу. Проповедуя с кафедры, он использует всю остроту своего ума и красноречия, чтобы впечатлить слушателей и заставить их увидеть в нём благословенного евангелиста, мужа Божьего, наставника и учителя, знающего истину. Он охотно рассказывает о самом себе, приводя в пример свою жизнь и хождение пред Господом, как подтверждение проявления благословения и особой Божьей милости. Став пастором или другим служителем, он воспринимает это как само собой разумеющееся, будучи абсолютно уверенным, что уж кто-кто, а он-то этого вполне заслуживает.

Таким образом, плотской (или как его ещё иногда называют «душевный») христианин – это такой человек, который хоть и является верующим, тем не менее, управляется чувственной стороной своего существа и желаниями плоти. В результате его поведение, характер и вообще вся его жизнь несёт на себе отпечаток мира. Даже считая себя дитём Божьим и регулярно посещая церковь, он всё равно живёт не для Бога, а для собственного тела, оказывая чрезмерное внимание своему здоровью, внешности, благосостоянию, развлечениям и многому другому, то есть в полном смысле берёт от жизни всё, что она ему может предложить.

Разумеется, для того, чтобы называться плотским, христианину не надо быть виновным во всём вышеперечисленном списке. Присутствие уже некоторых из этих черт говорит само за себя. Как выглядят такие плотские христиане в жизни, можно понять из нескольких следующих примеров.

Одна верующая женщина, рассказывая о себе, очень любила подчёркивать, что ещё в раннем детстве пережила крещение Духом Святым и потому вот уже много лет является духовной христианкой. Своим внешним видом она могла бы быть для всех в церкви образцом для подражания. Её голова была всегда покрыта, одежда отличалась подчёркнутым целомудрием. В разговоре с братьями она обычно краснела и опускала глаза, из-за чего в годы своей юности прослыла скромницей. На собраниях она умела так молиться, рассказывать стихотворения и петь, что люди с трудом сдерживали слёзы.

В возрасте двадцати лет выйдя замуж за парня, который в течение нескольких месяцев посещал их церковь и был новообращённым, она своими наставлениями и нравоучениями уже через год их совместной жизни вынудила его прекратить посещать богослужения. Он не мог переносить, что, при всём своём внешнем благочестии, она была в семье сурова, холодна, придирчива и требовательна. Вернувшись к мирской жизни, он уже ничего не хотел слышать о Боге, начал пить и курить, а когда жена пыталась его вразумлять, обычно говорил: «Чему ты пытаешься меня научить, если я в твоей жизни вижу не Христа, а самого дьявола! О таком христианстве, которое проводишь ты, я не хочу даже слышать! Лучше быть вообще неверующим, чем такой, как ты христианкой! Одно из двух: либо Бог не знает тебя, либо ты поклоняешься какому-то выдуманному богу, который не имеет ничего общего с Иисусом Христом! Лучше бы ты Его не позорила, свидетельствуя о Нём людям!»

Казалось бы, такая характеристика человека, прожившего с ней более двадцати лет, должна была её вразумить и устыдить, заставив пересмотреть своё поведение в доме, но куда там!.. Вместо этого она затаила на мужа такую злую обиду, что при каждом удобном случае выливала на него всю свою горечь, так что, в конце концов, он оставил её и ушёл к другой женщине. Тогда эта христианка начала настраивать против него свою дочь и двух повзрослевших сыновей, рассказывая им всё недоброе, что только о нём знала. Дело закончилось тем, что они покинули мать, оставив её совсем одну. Однако и это её не вразумило. При каждом удобном случае она стала говорить у себя в церкви и всем соседям, что оставлена близкими за свою глубокую веру в Бога, Который возложил на неё тяжёлый крест и проводит теперь через мучительно трудное испытание. В ответ люди только пожимали плечами, зная её неуживчивый характер и стремление, обвиняя других, всегда себя оправдывать.

А вот другой пример. Молодой христианин, который считал себя ищущим и искренним верующим, сменив несколько деноминаций, остановился, наконец, на баптистской общине. Стараясь всячески подчеркнуть свои духовные искания, он находил в интернете богословские статьи, чтобы употребить этот материал в своих дискуссиях, любил участвовать в братских беседах при обсуждении различных тем, принимал активное участие в полемиках христианских форумов, читал труды наиболее известных религиозных деятелей, при каждом удобном случае используя их высказывания. Всё это он делал не для того, чтобы внутренне измениться самому, а чтобы бравировать своими (как он думал) углублёнными духовными познаниями.

Хотя огромной проблемой этого молодого верующего был нечистый мир мыслей, похоть очей и постоянное желание плоти, толкавшее его к осквернению собственного тела и увлечению порнографией, это не мешало ему часами беседовать о чистоте и целомудрии христианской молодёжи. В своей повседневной, обыденной жизни он был горд, высокомерен, надменен, обидчив, раздражителен, нетерпелив с родителями и своими друзьями, которые из-за его неуживчивости, склонности к критике и постоянному осуждению других людей довольно быстро его оставляли.

Пользуясь девизом мирских людей «лучшая защита – нападение», он всегда бросался в атаку, как только его надменное и высокомерное «Я» было задето кем-то за живое. Мгновенно забывая о всех прочитанных им постулатах и истинах, он немедленно «бросался» на своих духовных противников, чернил и всячески обливал грязью, не считаясь ни с возрастом, ни с положением в церкви, ни с их жизненным опытом. Для него не существовало духовных авторитетов. Разглагольствуя о равенстве и истинном братстве в Церкви Христовой, он не имел ни малейшего понятия о кротости и смирении, то есть именно о тех чертах Иисуса, Которому (как ему казалось) ревностно служил. Если кто-нибудь из верующих людей, не соглашаясь с его явно нехристианской моралью, пытался его обличить или хотя бы просто остановить и вразумить, он с возмущением говорил, что его унижают, не почитая за равного, как этому учит Слово Божие. Дело закончилось тем, что он в очередной раз покинул свою церковь и круг дружеского общения и, назвав всех невозрождёнными христианами и погибшими грешниками, ушёл искать себе следующих единомышленников, с которыми бы мог разделить свою «непонятую и исстрадавшуюся в поисках», разочарованную душу.

Ещё одна пожилая христианка, которая очень гордилась своей принадлежностью к лютеранской церкви, считала главным показателем христианской веры регулярное посещение богослужений. Если кто-нибудь из её детей или внуков по той или иной причине пропускал собрание, она устраивала дома настоящий скандал, утверждая, что, поступая так, они непременно погибнут. Такая ревность не мешала ей, тем не менее, каждый день часами сидеть у телефона, обсуждая со своими родственниками, знакомыми и подругами всё, что видела или от кого-то слышала. Если же кто-нибудь из домочадцев намекал на её болтливость, она смертельно обижалась и демонстративно молчала неделями. Кроме того, несмотря на преклонный возраст, она постоянно что-то покупала, так что её шкафы уже ломились от приобретённого добра, в то время как жертвовать на дело Божье ей было жалко, хотя она и имела солидные сбережения.

Некоторые христиане считают, что уж кто-кто, а пастор или служитель просто не может быть плотским христианином, потому что ведёт за собой стадо Божье, а значит, обязан быть духовно на высоте. Увы, жизнь показывает, что это не всегда так. К примеру, пастор одной христианской общины, который очень любил рассказывать, что с детства желал и стремился стать служителем Божьим, не мог даже в мыслях допустить, что, исполнив это желание, Господь не убережёт его от всех возможных ошибок. В связи с этим он был настолько уверен, что видит всегда всё правильно, что не хотел даже слушать, когда при обсуждении церковных вопросов кто-то из братьев высказывал своё несогласие или сомнение. Не желая иметь соперников в своём служении, он всячески старался отодвинуть в сторону любого проповедника, если начинал замечать, что сидящие в зале люди очень внимательно того слушают. С этой целью он выискивал самые различные предлоги, чтобы не дать такому человеку встать за кафедру и очень сердился, когда кто-то решался ему сказать, что такое поведение можно расценить как проявление гордости, ревности и зависти. «Кто ты есть, – возмущённо говорил он тогда, – что осмеливаешься мне об этом говорить?! Сам Бог поставил меня на это служение, поэтому не тебе мне указывать!» Дело закончилось тем, что люди стали уходить из общины, не в силах больше выдерживать его властолюбия и господства над ними, которые уже были видны всем, кроме него самого.

Читая об этих примерах, можно подумать, что подобные случаи крайне редки. Что ж, может быть. Возможно в них, как в сгустке, сконцентрировалось многое из того, что является делами плоти. Только разве мало подобных этим людям христиан заполняют сегодня залы наших молитвенных домов, где они поют гимны и в молитвах благодарят Бога за дарованное им спасение, даже не вникая в смысл того, о чём так благочестиво говорят. Ведь если Небесный Отец нас действительно спас, то это непременно должно быть видно в нашей жизни уже здесь, на земле, причём не в словах, а на деле. Впрочем, ког
Продолжение...

Категория: Проповеди | Добавил: Julia2 (19.11.2008)
Просмотров: 3524 | Комментарии: 2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Логин:
Пароль:

Поиск

Друзья сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Copyright MyCorp © 2017
Сайт управляется системой uCoz