Вторник
24.10.2017
01:28
Приветствую Вас Гость
RSS
 
Наш дом на Небесах
Главная страница Регистрация Вход
"Приключения христиан в Иудее 1 века н.э." - Форум »
[ Новые сообщения · Участники · Поиск ·
Страница 1 из 11
Архив - только для чтения
Форум » Жизнь во Христе » Литературный раздел » "Приключения христиан в Иудее 1 века н.э."
"Приключения христиан в Иудее 1 века н.э."
Evgenii93Дата: Пятница, 22.01.2010, 17:30 | Сообщение # 1
Группа: Христиане
Сообщений: 23
Статус: Offline
Тем морозным декабрьским днем мир праздновал Рождество. Конечно, далеко не все понимали, что празднуют и почему, но такая уж сложилась традиция. Люди украшали рождественские ели по домам, накрывали праздничные столы и всецело отдавались неистовым гуляниям.

Странное дело, но в Израиле тоже отмечали этот праздник. И речь у нас пойдет о том, как это происходило в одном израильском городе (неважно каком) и в одной христианской церкви, название и конфессия которой тоже совершенно не имеют отношения к тому, о чем будет повествоваться далее. Нужно упомянуть только четверых молодых людей, являющихся ее постоянными прихожанами. Именно об их приключениях в эту рожденственскую ночь мы узнаем. Зовут их Олег, Андрей, Мария и Дина. Ребятам чуть за двадцать, а девочки немного моложе.

В тот год (на дворе стоял 21 век) Рождество выпало на воскресенье, и все, по обыкновению, собрались в церкви на празднование этого главного христианского праздника. Помещение церкви было наряжено и сверкало всеми цветами радуги. Столы ломились от угощений. После праздничной проповеди, состоявшей как обычно из общих фраз, пастор дал добро на начало праздничного концерта. Ряженые прихожане изображали сценки рождения младенца Иисуса, приход волхвов и прочие эпизоды из Евангелий. Было весело, людей в этот день всегда собиралось больше обычного, потому что прихожане приводили своих родственников и друзей на представление и на праздничный стол. В общем, всё шло как обычно. Среди прихожан были и герои нашей истории. Ничто не предвещало того, что произойдет с ними в эту ночь, и даже если бы они решились кому-то рассказать, всё равно никто бы не поверил.

Необычные события для ребят стали происходить во время представления. Они сами участвовали в нем, и были облачены в красивые, реалистичные костюмы, представляющие собой одежду того времени, когда родился Иисус. Правда, роли их были незначительными - они играли народ, шедший на перепись в Вифлеем. Сперва представление шло как положено, но чуть позже наши ребята вдруг ощутили что-то необычное, будто всё вокруг стало меняться, причем другие люди, кроме них четверых, ничего такого не чувствовали. Вначале им почудился странный аромат, источник которого был неизвестен. Потом они услышали чудные звуки и голоса, явно доносившиеся не от участников спектакля и не из зала. Затем в помещении стало гораздо прохладнее, появился свежий ветерок. И в тот момент, когда они, как народ, должны были войти в «Вифлеем» через картонные раскрашенные ворота, случилось самое удивительное. Первое, что почувствовали наши герои это легкое головокружение, и ощутили, что все привычные декорации и люди исчезли, а они оказались на улице в совершенно неизвестной местности. На небе светило солнышко, и его лучи приятно отражались в мелких лужицах кирпичной кладки на дороге.

- Что это, где мы?! Что произошло? - воскликнули девочки. Ребята же стояли и оглядывались по сторонам.
- Странное дело, но всё это кажется мне знакомым, - произнес Олег. - Очень похоже на старый город Иерусалим, мы же как раз недавно были там на экскурсии...
- Мы что, спим? Что с нами случилось? - гадали остальные.
- Трудно сказать — ответил Олег. - Мистика какая-то...
- И что нам теперь делать? - спросила Дина, она была самая младшая среди них. - Как вернуться домой? У меня и денег нет с собой...
- По-моему их ни у кого из нас нет — произнесла Мария. - К тому же, мы одеты в эти костюмы, и будет довольно странно расхаживать так по гор... - но тут она вдруг замолчала, потому что ее взгляд упал на группу людей, двигавшихся куда-то по узкой улочке древнего города. Дело в том, что их одежда была такой же «странной» как и у наших героев. Но те не ощущали себя скованно или необычно. Они шли и разговаривали. Когда незнакомцы поравнялись с ребятами, те услышали что они говорят на каком-то непонятном наречии. Не обращая внимания на ребят они прошли себе мимо и скрылись за углом одного из зданий.
- Очень странно... - медленно произнес Андрей. - Куда же это мы попали?...
- Думаю, нет смысла стоять на одном месте, давайте пойдем в каком-нибудь направлении, - предложил Олег. - Только держитесь все вместе, мало ли что.

Ребята согласились, однако еще некоторое время обсуждали и решали в какую сторону направить свой путь. Затем всё же решились. Людей на улицах было мало, но иногда они встречались, и что интересно, все были одеты точно так же «странно». Порой на дороге попадались путники, едущие на осликах, навьюченых поклажей. И тут внезапно ребята вышли на площадь, которая по всей видимости оказалась рыночной. Там людей было побольше, и стало понятно, что сейчас раннее утро. Торговцы только раскладывали свой товар, а публика вокруг оказалась более «разношерстной» - тут уже встречались и представители, напоминавшие своим одеянием римских граждан. Одним словом, ребятам казалось, что они находятся внутри какого-то исторического фильма. Беда в том, что они не понимали наречий, на которых говорят жители, но стали догадываться что, видимо, они действительно находятся в Иерусалиме.

- Давайте думать, что делать дальше. - сказал Олег после долгого молчания.
- Для начала мы должны точно выяснить, где находимся и что с нами произошло, - предложила Мария. - Судя по всему, наше знание иврита тут не поможет, потому что я с трудом разобрала всего пару знакомых слов...
- У меня есть одно необычайное предположение, — сказал Андрей, - но в это просто невозможно поверить...
- Что ты имеешь в виду? - спросили ребята.
- … судя по той обстановке, в которой мы находимся, и учитывая все факты... мне кажется, что мы каким-то образом оказались... в прошлом. Т.е. мы сейчас находимся в Иерусалиме за несколько тысяч лет от нашего 21 века.

Ребята молчали, осознавая услышанную информацию. Они были напуганы кажущейся безвыходностью ситуации и самой ее фантастичностью.

- Может быть мы спим вообще? - произнесла Дина, и ее голос вернул ребят в реальность.
- Не думаю, - ответил Олег. - Да и на массовую галлюцинацию тоже не похоже...
- Что же нам делать? - поинтересовалась Мария.
- Ничего другого не остается, как исследовать местность... И да поможет нам Бог! - сказал Олег.

Честно говоря, наши герои только сейчас вспомнили о Боге. Но вы не подумайте о них плохо, потому что им самим стало стыдно из-за этого. Они были искренними верующими и насколько могли посвятили Ему свою жизнь на служение, так, как были научены в церкви.

Тем временем людей на рыночной площади всё прибавлялось, тут же ездили на осликах, ходили верблюды, груженные товаром, а некоторые были на лошадях. Гремели деревянные повозки, перевозившие овощи, время от времени слышались выкрики торгующих и голоса покупателей. Те, что ездили на лошадях были больше похожи на солдат, поэтому ребята решили отойти куда-то в менее людное и безопасное место, но не успели. Внезапно они услышали где-то со стороны шум и крики. Там уже образовалось небольшое собрание, и туда потихоньку стекался народ. Толпа просто вынесла ребят к месту происшествия, но что-либо разглядеть было трудно. Они лишь услышали знакомое имя — Йешуа, которое время от времени повторяли несколько человек, но почти сразу же тех людей схватили и куда-то потащили под охраной римских солдат.

- Неужели... - произнес Олег, - неужели эти люди проповедовали о Йешуа? - он сказал это довольно громко и не успели ребята ничего ответить как одна женщина из толпы подбежала к ним и стала что-то быстро говорить. Ребята ничего не понимали и только вертели головами. Но женщина не отставала и стала показывать знаками молчать и идти за ней.
- Что будем делать? - спросил Андрей у своих спутников.
- Видимо женщина хочет, чтобы мы шли за ней. Что нам остается, давайте послушаемся. Нас все-таки четверо, а она вроде бы одна, - предложила Мария.
- Я не против, - ответила Дина. - только мы совершенно не понимаем, что она говорит...

Тем временем они сами не заметили как прошли сквозь толпу следом за женщиной. Вдали от места происшествия людей было гораздо меньше и спустя некоторое время они покинули рыночную площадь. Женщина шла молча, ребята тоже, к тому же, им было не ловко разговаривать, зная, что спутница их не понимает. Так они шли примерно 10 минут по узким улочкам города и неожиданно их провожатая скрылась в одном из дверных проемов за деревянной дверью. Ребята неловко остановились, но женщина показывала им знаками, что приглашает войти внутрь. Они послушались.

Войдя, они обнаружили типичный еврейский дом времен 1 века нашей эры. Безусловно, ребята не были настолько знакомы с историей, и о тех временах знали только по писаниям Нового Завета. Однако учитывая обстановку, их догадки о том, где они находятся, только усилились. Пока они осматривались, в комнату вышел мужчина, вероятно, муж сопровождавшей их женщины. Из того, что он сказал, они разобрали только слово «шалом». Затем женщина стала что-то рассказывать ему и видимо дала понять что пришельцы не понимают языка. Тогда он произнес только одно слово:

- Йешуа? - и пристально посмотрел на них. - Ребята кивнули. - затем мужчина дал понять, что желает произнести совместную молитву. Наши герои ничего не имели против, смутно догадываясь, что попали к верующей семье, которая очень вероятно также как и они верит в Йешуа. Они очень слабо представляли себе ту политическую и государственную обстановку, которая царила в 1 веке в Иерусалиме...

Ребят усадили на мягкие подушки вокруг низенького столика. Сперва мужчина произнес традиционную молитву «Шма Исраэль». А потом он стал молиться так: «Аввун дэвашмайя ниткаддаш шиммах тэтэ малькутах ни уэ цевьонах эйхана дэвашмайя аф бэ ар а. Ав лан лахма дэсунканан йомана. Уашвок лан хобаин, эйхана дэаф ханан швакин лехайавин. Уэ ла таалан ленисйона, элла фацан мин биша митоль дэдилах и малькута ухэйла утишбохта ле алам аламин. Амин». Молитва звучала как стих, и странное дело, с каждым новым словом ребята все больше и больше понимали значение произносимых предложений. Они разобрали, что это была молитва «Отче наш». Будто сила свыше сошла на них и дала им разумение. В конце они повторили «Амин» и с удивлением обнаружили, что могут понимать арамейский язык и говорить на нем.

После молитвы женщина поднялась и пошла в соседнюю комнату, которая служила им чем-то вроде кухни. Там стояли глиняные горшочки, кувшины, и различная причудливая посуда. А в это время мужчина поинтересовался:

- Вы прибыли к нам из далека, дорогие гости? - выражение его лица было вполне доброжелательным, и ребята решили поддержать беседу.
- Можно сказать и так, - ответил Олег. - Незнакомец не стал более допытываться откуда именно, и они вздохнули с облегчением.
- Мое имя Барух, - сказал мужчина. - Мою жену зовут Ривка. Можно узнать ваши имена?
- Мирьям, - неожиданно для себя произнесла Мария.
- Дина.
- Андрей.
- Олег, - произнес Олег и заметил что это имя немного удивило Баруха, но тот старался не подавать виду.
- Моя жена рассказала мне, что встретила вас на рыночной площади во время того, как арестовали наших братьев Варнаву и Манаила, которые проповедовали о Мессии. Я полагаю, вам известно, что Иерусалим сейчас находится под осадой римлян, они уже захватили Храм, а имя Мессии запрещено произносить? - ребята молчали, и Барух продолжил. - Вы являетесь тайными учениками Йешуа? Вы, вероятно, пришли сюда на празднование великого праздника Суккот, который грядет вскоре и в который и родился наш Мессия? - спросил он.

Услышав последнюю фразу, ребята смутились, но также старались не подавать виду. Они безусловно, знали о празднике Кущей, но почему древний израильский верующий говорит, что Йешуа родился на этот праздник они уразуметь не могли. Там, у них, в 21 веке, сейчас идет празднование Рождества, и на дворе зима, а тут по всей видимости осень.

- Знаете, а там, откуда мы прибыли, рождение Йешуа празднуют зимой, - произнес Андрей.
- В день зимнего солнцестояния, - добавил Олег.
- Впервые слышу о таком, - чрезвычайно удивился Барух и помрачнел. - Дело в том, что у нас вообще не принято праздновать Его рождение, так как мы не получили такой заповеди от Бога. Вы, вероятно, говорите об общине братьев, состоящей из неевреев. Мы слышали от Шауля (зихроно ле-браха — благословенна память о нем), что там порой возникают очень странные обычаи, некоторые из которых ему доводилось расследовать в своих посланиях к братьям.
- Да, это так... - добавила Мария, которая только сейчас впервые задумалась о том, откуда произошел обычай праздновать рождение Иисуса, и почему именно 24 декабря.
- Кстати, важно отметить, что в день зимнего солнцестояния язычники празднуют рождение своих богов: Осириса, Хоруса, Геркулеса, Бахуса, Адониса, Юпитера, Таммуза и других божеств Солнца. В Египте и Риме тоже существуют различные легенды, связанные с идолопоклонством в этот день. Так какое же отношение это всё имеет к рождению Йешуа? - спросил Барух, но ребята смущенно молчали.

Тем временем в комнату вошла Ривка и вынесла угощение. На столе оказалась свежая жареная рыба, выловленная в озере Кинерет и свежеиспеченные хлебные лепешки. А также там были овощи и тирош — виноградный сок. Такого лакомства ребята еще никогда не пробовали. Прежде чем все приступили к трапезе, Барух произнес традиционное благословение «Барух ата Адонай, элохейну мелех а-олям, а моци лэхэм мин а-арец, Барух ата Адонай, борэ при а-гефен». (Благословен ты, Адонай Бог наш, Царь вселенной, сотворивший хлеб из земли. Благословен ты, Адонай Бог наш, Царь вселенной, сотворивший плод виноградной лозы).

Далее Барух рассказал о себе, и сообщил, что является Старейшиной в общине верующих в Иерусалиме, которую опекали Посланники (известные в 21-м веке как Апостолы). Он поведал, что сейчас им приходится собираться тайно по домам, потому что многих арестовывают и забирают целыми семьями туда, откуда уже никто не возвращается. Он рассказывал, как раньше они ходили в Храм, до того, как его оккупировали римские войска. Что совсем недавно казнили возлюбленного брата Шауля (Павла), чьи письма возможно ребятам доводилось читать, так как он писал послания во многие общины из всех окрестностей. Ребята слушали и старались переварить всю полученную информацию. Как же сильно отличалась жизнь этих первых верующих от их жизни.

- А какие праздники вы празднуете? - поинтересовалась Дина.
- Разве вы не знаете? - опять удивился Барух. - В книге Ваикра (Левит) Господь заповедал Свои праздники. После прихода Мессии их значение открылось нам в еще большей мере. Например, проводя седер на Песах, под агнцем мы также разумеем Йешуа «Сэ а-Элохим, а-носэ хатъат а-олям» (Агнец Божий, берущий на себя грех мира). Он воскрес на праздник вознесения Первого Снопа. Этот праздник начинается сразу на следующий день после Песаха. Избавление народа из рабства египетского, или ныне из рабства греха — Песах; опресноки, как очищение; а потом вознесение Первого Снопа - воскрешение Йешуа из мертвых! Во всех праздниках Божьих можно увидеть откровения о Мессии, и теперь, когда Он пришел, мы славим Бога.
- Очень интересно, спасибо большое за толкование! - произнесла Мария.
- Как важно, оказывается, отмечать Песах по еврейскому календарю, - тихонько сказал Олег сидящему рядом Андрею.
- И откуда же тогда взялись наши христианские праздники?.. Тем более, что даже в Новом Завете о них нет речи, - задумчиво произнес Олег.

Никто и не заметил, как наступил вечер. Узнав, что гостям негде остановиться на ночь, хозяева дома безусловно разрешили им жить у них столько, сколько потребуется. Им выделили комнату, и наконец-то ребята остались одни, и могли беспрепятственно обсудить это необыкновенное приключение.

- Я думаю, - сказал Андрей, - что раз мы здесь, то не просто так. Значит, чему-то нам нужно научиться и что-то увидеть. Не представляю, как мы сможем вернуться назад и когда это произойдет, но если уж мы сюда попали, то с какой-то целью.
- Иного объяснения не вижу, - добавил Олег.
- В происхоящее вообще трудно поверить, - добавила Мария, - но поскольку это произошло, то действительно неспроста. Посмотрите, как мало мы знаем об истоках нашей веры! И мне стыдно сейчас за то, что в нашей церкви, даже несмотря на то, что мы живем в Израиле, царят антисемитские настроения.
- Здесь люди умирают за веру, а мы там, у себя, веселимся... - добавила Дина.
- Ну что-ж, давайте спать, - предложила Мария. - ведь неизвестно, что нас ожидает завтра!

Ребята согласились, и после молитвы улеглись — девочки в одной стороне комнаты а мальчики в другой. И каждый из них подумал, что вероятнее всего проснется завтра у себя дома в кровати и даже не вспомнит об этом приключении.

Но на утро ничего такого не произошло. Они проснулись от яркого солнца, которое светило в оконный проем. Оглядевшись по сторонам, наши герои вспомнили где они находятся и что с ними произошло вчера. Выйдя из комнаты, они встретили Ривку, которая проводила их во двор, чтобы умыться. Погода была отличная, было тепло и ясно. Израильтяне готовились к празднованию праздника Суккот, и можно было видеть как возводятся собственноручно построенные шалаши, накрытые пальмовыми ветвями. Во дворе ребята увидели Баруха, который тоже занимался постройкой сукки-шалаша, как заповедал Бог. Они вызвались помочь, хотя в их церкви учили, что эти еврейские праздники устарели, и христиане теперь должны праздновать новые, христианские праздники. Но о таких праздниках Барух не слышал. Пока они занимались постройкой, он рассказал им значимость Суккота.

Он поведал о том, что скорее всего Мессия Йешуа родился именно на этот праздник Господень, в святые Дни Трепета. Когда вышел указ для всех идти в родной город для переписи населения, Иосиф и Мириам отправились в Вифлеем. Они вышли заранее, до того, как у Мириам исполнится 40 недель беременности, потому что она не хотела чтобы роды настигли ее во время езды на ослике. Кроме того, они желали завершить путешествие до великих праздников. Нам также дается подсказка о времени рождения от ангела, который явился пастухам и сказал: "не бойтесь; я возвещаю вам великую радость, которая будет всем людям — об этом написал Лука. Тут, на самом деле, есть два ключа. Суккот является праздником радости, и он также известен как "Праздник Народов". Ангел, фактически, поприветствовал их и поздравил с праздником Кущей. Это единственный праздник, в котором народы (не евреи) призываются участвовать. "Затем все остальные из всех народов, приходивших против Иерусалима, будут приходить из года в год для поклонения Царю, Господу Саваофу, и для празднования праздника кущей. И будет: если какое из племен земных не пойдет в Иерусалим для поклонения Царю, Господу Саваофу, то не будет дождя у них. И если племя Египетское не поднимется в путь и не придет, то и у него не будет [дождя] и постигнет его поражение, каким поразит Господь народы, не приходящие праздновать праздника кущей. Вот что будет за грех Египта и за грех всех народов, которые не придут праздновать праздника кущей!" - сказано в Священном Писании, книга Захарии14:16-19. В Суккот евреи сооружают шалаши, называемые "сукка", используя древесину и листья, в этих шалашах они едят и спят. Это происходит в воспоминание о том, что они полностью зависели от Бога, когда бродили по пустыне в течение сорока лет, выйдя из Египта. Они празднуют "С нами Бог". Рождение Иешуа на Суккот является исполнением еще одного пророчества: "се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему Еммануил, что значит: с нами Бог - это цитата из Исаия 7:14. Необходимо также отметить тип помещения, в котором родился Иешуа. Если бы не причиненные неудобства в ходе переписи, Он бы родился в обычном доме, как и все другие дети. Но нет, Он родился в хлеву, в построенном шалаше-сукке, где держали овец и крупный рогатый скот. Восемь дней спустя, Он был обрезан в Вифлееме, вероятнее всего, в сукке, где Он родился. Мириам по-прежнему оставалась нечистой в течении 33 дней после обрезания, как сказано в книге Левит 12. "А когда исполнились дни очищения их по закону Моисееву, принесли Его в Иерусалим, чтобы представить пред Господа" — об этом также упоминал Лука. Если день Его рождения был первым днем праздника Суккот, то день Его обрезания был восьмым днем праздника, который, как и первый день, является днем священного собрания, как сказано в книге Левит 23:39. В этот день или, традиционно, на следующий день, евреи завершают годовой цикл чтения Торы и снова начинают с Берешит (Бытие). Это называется Симхат-Тора (Радость Закона), и считается временем исполнения Торы. Обрезание Иешуа в это время показывает, что Он пришел исполнить Закон и пророков, о чем писал Матфей. Когда дни очищения Мириам закончились (33 дня после обрезания), они могли совершить восхождение в Иерусалим, чтобы принести в жертву пару голубей или голубиных птенцов. Затем они вернулись в Назарет. Примерно через 2 года, во время паломничества в Иерусалим на праздник Песах, семейство остановилось в доме, и там их посетили волхвы с дарами.

Барух закончил свой рассказ, который ребята выслушали с большим интересом. Он также добавил, что завтра, в пятницу, у них будет собрание с общей трапезой. Все обрадовались, ведь было очень интересно посмотреть, как проводятся собрания у первых верующих. К тому времени шалаш был готов, и Ривка стала относить туда продукты и украшать сукку изнутри.


Догмат есть не что иное, как прямой запрет мыслить. @Людвиг Фейербах
Религия это вздох угнетенной твари, сердце бессердечного мира, подобно тому как она — дух бездушных порядков. Религия есть опиум народа
 
Evgenii93Дата: Пятница, 22.01.2010, 17:31 | Сообщение # 2
Группа: Христиане
Сообщений: 23
Статус: Offline
Днем ребята решили пройтись по древнему городу, хотя это было и небезопасно. Их вера Богу укреплялась с каждым моментом, ведь до этого происшествия они не часто задумывались о таких глубоких вещах, о которых услышали от Баруха. Теперь им было о чем поговорить и что обсудить. За пределами города они посетили сад Гат-Шамни (Гефсиманию), который был усажен оливковыми деревьями. Там же находились и давильни (гат) которые служили для переработки оливок и получения оливкового масла. А возвращаясь домой, побывали у купальни Шилоах (Силоам). Время пролетело почти незаметно, да и пешком ребята прошли не один километр.

Вернувшись домой они застали Баруха с женой в печали. Те рассказали им, что узнали о том, что по приказу первосвященника был побит камнями Яаков, брат Йешуа, который руководил общиной в Иерусалиме. Остаток дня все провели в скорби и молитвах.

На следующий день ребята обнаружили, что в дом собираются какие-то люди. Оказалось, что собрание ныне проводилось у Баруха и Ривки. Верующие надеялись что на этот раз не будет римской облавы.

И вот все собрались. Их было совсем не много, все они были уверовавшие в Мессию иудеи. Они были очень рады, что наши четверо друзей присоединились к ним. Прочие верующие собирались в других домам, столько, сколько могли вместить.

Собрание началось с общей молитвы, затем присутствующие тихонько пели псалмы. Возблагодарив и благословив Бога, Барух взял свиток из Торы и прочитал из него главу. Затем к всеобщей радости он прочитал одно из посланий Шауля к Евреям. После чего каждый стал делиться Словом, что у кого было. Собрание проходило в духе любви и единства. Ребята обратили внимание, что верующие не используют никакой символики типа крестов или рыбок. Они поинтересовались на этот счет у одного из собравшихся, и тот чрезвычайно удивился, так как не слышал ни о каких символах. Крест распятия у них ассоциируется с проклятием и сораспятием, но зачем рисовать символы никто не понимал.

- Интересно, что здесь каждый может участвовать и делиться Словом наравне с другими, - заметил Андрей.
- Нет никакой жесткой иерархии и подотчетности, но каждый в простоте подотчетен другому, - добавил Олег.
- И это собрание совсем не похоже на концерт, как у нас, - сказала Дина. - люди приходят сюда не для того, чтобы отсидеть положенное время и быстрее уехать домой. Отсюда не хочется уходить...
- И собираются они не по воскресеньям, - задумчиво произнесла Мария.

Во время всеобщей трапезы, ребята увидели, что на столе присутствует только чистая пища, то мясо, которое Бог разрешил кушать. Каждый из присутствующих принес что-то свое на общий стол. Подобная трапеза очень объединяла сердца учеников Йешуа.

- Получается, что они соблюдают заповеди кашрута, - сказал Олег. - Почему же у нас учат, что теперь можно есть всё?...
- Мало того, - продолжила Мария, - выходит, у нас даже не соблюдают постановление апостолов о запрете употреблять в пищу кровь. Вспомните рецепт рождественских кровянок из свинины!
- Даа, очень странно, - сказал Андрей. - Нужно поинтересоваться на этот счет у Баруха. Тот находился как раз неподалеку, и о чем-то беседовал с верующими. Ребята подошли как раз в тот момент, когда беседа была завершена и они смогли беспрепятственно задать ему свой вопрос.
- Дорогой брат, - произнес Андрей. - Мы хотели бы спросить нечто, касающееся пищи. Разве случай с апостолом Петром, когда Бог сказал ему «что Бог очистил, то ты не почитай нечистым» не свидетельствует о том, что теперь Всевышний освятил всякое творение нам в пищу?
- Интересные выводы... - ответил Барух. - Однако на самом деле это видение было послано нашему брату Шимону Петру для того, чтобы показать, что Бог теперь не почитает язычников нечистыми, если те искренне служат Ему, и они так же как и мы получают Духа и наследуют жизнь вечную. Вспомните сотника Корнилия из полка италийского, мужа боящегося Бога, который одобряется нашим народом (думаю, вы слышали его историю) — он послал за Петром и тот пришел к нему в дом, заявив что хоть иудею запрещается Богом сообщаться с иноплеменником, но Тот ему открыл, что нелья почитать ни одного человека скверным или нечистым. А насчет пищи очень удивительно такое толкование. Рав Йешуа не учил ничему подобному.
- Но ведь Йешуа говорил «не то, что входит в уста оскверняет человека, но то, что выходит из уст, оскверняет человека», - возразил Олег.
- Верно, так Он учил, - согласился Барух. - Но говоря это, говорил о нашем традиционном постановлении «нетилат ядаим» - омытие рук перед трапезой. Тогда книжники и фарисеи обвинили Его и учеников в том, что те не умывают рук перед кушанием хлеба. Но согласно Торе это не является осквернением. Поэтому Он сказал, что есть неумытыми руками не оскверняет человека. Не думаете ли вы, что Йешуа и тальмидим (ученики) стали бы есть нечистую пищу! Хас ва халила!

Собрание подошло к концу, люди стали расходиться по домам. Девочки помогли Ривке прибраться по дому. Нужно было успеть закончить все дела до первой звездочки, до начала шаббата. Ривка замесила и поставила печься свежий хлеб, который положено вкушать в моцей-шабат — на исходе субботы, т.е. завтра вечером. Его освящают молитвой «авдала», которая символизирует отделение священной субботы от других дней недели. Тогда же, на исходе субботы, верующие имели обыкновение преломлять хлеб в воспоминание о Мессии.

Пока Ривка и девочки были заняты хозяйством, Барух с Олегом и Андреем пошли в ближайшую синагогу. Для ребят это было первое посещение синагоги в их жизни. В церкви им внушали, что Бог отверг евреев и создал свой народ из язычников. Соответственно, там считалось, что Богу противны эти синагоги и вся иудейская религия впридачу. Эта доктрина раньше казалась им привлекательной, но сейчас они были совершенно с ней не согласны. Да и не видели они в этих искренних и добрых людях, верующих в Мессию, каких-либо кардинальных отличий от прочих иудеев. Единственная разница, возможно, была в том, что они были даже более ревностными и горели для Бога, стараясь соблюдать Его заповеди и повеления, как учил Мессия.

По наступлению шабата, в пятницу вечером, все собрались дома и сели за стол. Барух произнес киддуш над вином, а затем они поужинали. После ужина наступил шаббатний покой.

Следующий день прошел в покое. Ребята между собой обсуждали различные новые истины и откровения, которые узнали за время пребывания в древнем Иерусалиме. Их мнение по многим важным вопросам веры стало меняться в правильную сторону, очищаясь от языческих толкований, которые пристали к вере за последние два тысячелетия. Вечером, в моцей-шабат (на исходе субботы) все опять собрались за ужином. К ним присоединились те же верующие, которые были и вчера на собрании. В конце трапезы состоялось преломление хлеба и вина. Для этого использовалась пресная лепешка, «прародитель» нынешней мацы. После традиционного благословения на хлеб и вино все вкусили. Это являлось частью ужина в воспоминание Мессии, и совсем не было похоже на тот ритуал, который проводится в церквях.

Следующий, первый день недели был Суккот! В этот день по заповеди также положено отдыхать от всякой работы и сходиться на священное собрание. В то время это было уже проблематично, так как Храм был оккупирован римлянами под предводительством Помпея, который превратил Иерусалим в административный центр римского протектората. Но тем не менее, это не мешало людям праздновать Суккот. Предстоящую неделю все евреи провели в своих кущах, славя Бога, а уверовавшие в Мессию еще и вспоминали о Нем. Эти дни прошли в общении и благодати. Одной из тем разговора между ребятами и Барухом стала тема Закона Божьего.

- Вот у нас учат, что Йешуа отменил Закон. Честно говоря, сейчас это кажется мне весьма сомнительным, поэтому хотелось бы услышать Ваше мнение, дорогой брат, - произнес Олег.
- Это действительно очень странное учение, и воистину далеко от правды, - ответил Барух. - Рав Йешуа учил, что пришел исполнить Закон и пророков. Он также призывал, чтобы наша праведность превзошла праведность книжников и фарисеев, оставивших наиважнейшее в Законе — суд, милость и веру. Ведь Закон духовен, а мы проданы греху. Посему Закон открывает нам наши прегрешения. Послушание заповедям Божьим отличает нас от прочего грешного языческого мира. Тора это наша сокровищница. Йешуа является воплощением Торы, Слова Всевышнего. Согласно пророчеству Йермиягу о новом завете, мы знаем, что Бог ныне пишет Свой Закон у нас на сердцах.
- Но не получается ли так, что исполняя Закон, мы как бы пытаемся оправдаться перед Богом? - спросил Андрей.
- Конечно же нет! - ответил Барух. - Никто и никогда не мог оправдаться перед Всевышним посредством Закона. Мы исполняем его из послушания Творцу, который дал нам его для блага, чтобы жилось нам хорошо на Земле. Ведь вера без дел мертва.

На это было нечем возразить. Еще ребята заметили, что никто и никогда не упоминал о триедином Боге. Это ведь считается основной доктриной христианства. Но такого понятия не существовало для этих верующих. Их исповеданием было «Шма Исраэль» и вера в Мессию, Сына Божьего.

Уже почти две недели наши герои находились в древнем Израиле, много нового они увидели тут и с каждым днем все больше и больше пропитывались атмосферой святости и праведности их новых братьев и сестер. За это время они побывали на Елеонской горе а также на месте распятия Мессии — Голгофе, в месте, называемом Лобным. Тогда же им довелось пройти сквозь «Игольные уши» - очень узкий проход в стене, предназначавшийся для запоздалых путников, когда все городские ворота уже были закрыты. Нам сразу вспоминаются слова Йешуа «Удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие». Но при чем тут верблюды? Дело в том, что эта улица выходила на базарную площадь. Обычно караваны купцов проходили на рынок через главные ворота. Только беда в том, что там им требовалось заплатить налог за право торговать на Иерусалимском рынке. Сумма налога зависела от количества товара и верблюдов, проходящих сквозь ворота. А вот в том случае, если у купца было немного товара, или если он ехал на ослике, либо же он просто не желал платить пошлину, его посылали к бесплатным воротам — игольным ушам. Если ему удавалось протиснуть своего верблюда сквозь узенький проход, он мог торговать бесплатно. Если же нет, скупому торговцу приходилось возвращаться к главным воротам и как всем остальным платить налог, чтобы попасть в город. Таким образом можно сделать вывод, что «игольные уши» служили чем-то вроде мерила того товара, который не облагался налогом. Например, ослика с навьюченой поклажей еще можно было провести через ворота, а вот верблюда груженного товаром практически невозможно.

Ребятам удалось побывать свидетелями своеобразного аттракциона жадности: у «игольных ушей» в то время собралось множество скупых торговцев, которые все таки пытались провести свои караваны не заплатив пошлины. Десятки верблюдов ожидали того, как хозяева будут протискивать их сквозь узенькие воротца. Но бедные животные, гонимые алчностью купцов часто застревали в проходе, и тут уже начиналось веселье зевак, глазеющих на то, как купцы пытались спасти своего верблюда и поклажу. Там же организовался «отряд спасателей», который за отдельную плату помогал торговцам вызволить несчастного верблюда и сохранить товар. Говорят, что тогда и возникло выражение «скупой платит дважды».

Приближалось время очередного собрания. На этот раз оно проводилось в другом доме, у верующих на соседней улице. Время было неспокойное, так как в городе царили повстанческие настроения, которые совсем скоро выльются в великое иудейское восстание, вошедшее в нашу историю как Первая иудейская война, за чем последует полное разрушение Храма язычниками.

Собравшись в доме, верующие по обыкновению начали собрание. Разговор шел об отношениях между иудеями и народами, о том, что народы прививаются к израильской маслине как дикие ветви посреди природных, как об этом учил Шауль. Затем разговор зашел о том, как первосвященники и фарисеи собрали совет чтобы убить Мессию. Они увидели, что чудеса подтверждают мессианство Йешуа и решили, что если народ примет Его, как Мессию бен-Йосефа, страдающего и умирающего, то римляне окончательно овладеют и Иерусалимом и всем иудейским народом. Тогда Каиафа, первосвященник, предложил, что лучше пусть один человек умрет, нежели весь народ погибнет. Тем самым он пророчески предвозвестил смерть Мессии за народ. А также исполнился план по спасению язычников...

Но не успев окончить речь, собравшиеся внезапно услышали громкий стук в дверь и приказ открыть ее. По лицам присутствующих ребята поняли, что они были уже готовы к этому. Хозяин дома открыл дверь, и внутрь вошли римские солдаты.

- Вы арестованы! Собирайтесь, живо! - голоса солдат звучали грозно и жестоко.
- Только не трогайте детей, - взмолилась жена, хозяйка дома, - но солдаты ее не слышали.

Они стали хватать и выталкивать за дверь всех собравшихся, включая детей. Стол был перевернут, посуда разбита. На улице их уже ждала повозка, в которую заталкивали арестованных. Дети плакали, взрослые переносили всё мужественно, уповая на Бога. В ту же повозку согнали и наших четверых ребят. Они пока что слабо понимали, что происходит, но старались не сопротивляться, хотя внутри всё трепетало. Девочки едва сдерживали слезы. Матери старались успокоить своих малышей. Повозка тронулась. У узников практически не было возможности поговорить, лишь были слышны молитвы и стенания. Когда повозка остановилась, всем приказали выйти. Солдаты схватили первого попавшегося мужчину и приказали ему хулить имя Йешуа и отречься от иудейской веры. Он отказался, и его стали избивать плетьми прямо на глазах у жены и детей. Тем временем остальных арестованных поволокли в темницу. В тот момент ребята в последний раз видели и Баруха с женой и прочих верующих.

Камера, куда попали наши герои, была темной, холодной, сырой и смердящей. По каменным стенам текла вода. На полу валялась охапка грязного прогнившего сена. Вверху виднелось маленькое узкое окошко со ржавыми решетками. Когда за узниками захлопнулась дверь, они впервые смогли отдышаться и в полной мере осознать все происходящее вокруг.

- Как всё это ужасно, - заплакала Дина, закрывая продрогшими трясущимися руками свое лицо.
- Крепитесь, дорогие, - произнес Андрей. - Бог нас не оставит. Давайте вспомним, как переносили подобные страдания наши собратья во все периоды жестоких гонений. А что творилось во время инквизиций! Нам нужна вера, живая, истинная, и Господь обязательно сотворит чудо. А даже если и суждено нам погибнуть тут, значит на то Его воля...
- Как же мы были не готовы к этому, - всхлипнула Мария.
- Самое интересное, что в таких ситуациях становятся бесполезными все догмы и доктрины, которым мы научены, - сказал Олег, - и остается только чистое упование на Бога и то, как каждый себя поведет в данном случае.
- Насколько наше христианство, раздробленное на конфессии, отличается от того, что было в начале, - сказал Андрей.
- Интересно, что будет с нами, и с остальными, - спросила Дина.
- Я слышала, что верующих отдавали на съедение львам, - тихо произнесла Мария. - В любом случае, мы не должны бояться смерти, ведь так? Мы же хотим оказаться у Господа?.. - на словах это действительно звучало героически, но когда ребята возвращались к реальности, такая перспектива их немало пугала.
- Давайте споем! - неожиданно предложил Андрей. - Давайте прославим Господа! - все тут же согласились, и запели песню на иврите, текст которой состоял из первых трех стихов 61 главы книги пророка Исайи: «Руах Адонай аляй, яан машах Адонай оти левасэр анавим. Шляхани ляхбош ле нишбэрэй лев, ликро ле швуим дрор. Улеасурим пках-коах, ликро шнат рацон ле Адонай. Вэ йом накам ле Элохэйну, ленахэм коль авэлим. Лясум ле авэлей Цион, лятет ляэм пээр тахат эфэр. Шэмэн сасон тахат эвэль, маатэ тэиля тахат руах кеа». Дух Господа Бога на Мне, ибо Господь помазал Меня благовествовать нищим, послал Меня исцелять сокрушенных сердцем, проповедывать пленным освобождение и узникам открытие темницы, проповедывать лето Господне благоприятное и день мщения Бога нашего, утешить всех сетующих, возвестить сетующим на Сионе, что им вместо пепла дастся украшение, вместо плача - елей радости, вместо унылого духа - славная одежда, и назовут их сильными правдою, насаждением Господа во славу Его. (Ис.61:1-3)

И только они закончили петь, как дверь темницы отворилась и на пороге возник стражник. Он приказал ребятам следовать за ним. Они подчинились, и узкой вереницей пошли за солдатом куда-то по темным и противным коридорам тюрьмы. Шли они молча, а в мыслях проносились различные картины средневековых пыток. Всё вокруг пахло смертью и мучениями. Но вот коридор кончился и они вышли во двор. Чтобы попасть к месту казни нужно было пересечь двор и пройти сквозь каменную арку, на которую ребята сперва не обратили внимание. Их мысли были поглощены другим. Готовясь к худшему, они взялись за руки и стали тихонько молиться. Казалось бы, провожавший их стражник не замечал этого. Они же уже смирились со своей участью и были полностью готовы принять судьбу, уготованную Богом. Стражник повел их прямиком в сторону той арки. И вот, проходя сквозь старинный полукруглый каменный проем в стене ребята вдруг почувствовали такое же легкое головокружение как в момент их первого перемещения и так же неожиданно оказались в своем времени в ту же самую секунду, в которую исчезли.

Представление было в самом разгаре. Народ веселился, но Андрею, Олегу, Маше и Дине было совсем не весело. Прийдя в себя им захотелось поскорее покинуть это шоу. То, что они узнали, увидели и прочувствовали побывав в 1 веке в Иерусалиме, не могло никого оставить равнодушным. Оно изменило их внутренний мир и заставило серьезнее смотреть на духовные вещи. Себя невозможно обмануть, и когда открываются новые, ранее неизвестные факты, верующий человек уже не может как прежде цепляться за старые догмы. Им был дан толчок к еще более глубокому исследованию корней их веры и образу Того, в кого они уверовали.

Ребята, конечно же, решили никому рассказывать о том, что с ними произошло. Но молчать о тех вещах, о которых узнали, уже не могли. С того момента они решили делиться с ближними правдой об истоках христианской веры и о всем том, что услышали и узнали в Иерусалиме, находя всему этому подтверждение в Писании. И уже никто не мог более поколебать их веру и упование.


Догмат есть не что иное, как прямой запрет мыслить. @Людвиг Фейербах
Религия это вздох угнетенной твари, сердце бессердечного мира, подобно тому как она — дух бездушных порядков. Религия есть опиум народа


Сообщение отредактировал Evgenii93 - Пятница, 22.01.2010, 17:32
 
Saschenka_cДата: Пятница, 22.01.2010, 17:46 | Сообщение # 3
Группа: Христиане.
Сообщений: 5
Статус: Offline
Ток что на форуме скачала этот рассказ, почитаю сейчас.
 
Форум » Жизнь во Христе » Литературный раздел » "Приключения христиан в Иудее 1 века н.э."
Страница 1 из 11
Поиск:


Copyright MyCorp © 2017
Сайт управляется системой uCoz